Международный секретариат G-Global г.Нур-Султан, ул.Темирказык, 65, офис 116 тел.: 7(7172) 278903

УДК 339.9 + 332.1

МЕХАНИЗМЫ РЕГИОНАЛЬНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В СФЕРЕ ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Гельдыева Мивегозел Какабаевна

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Магистрант факультета экономики и управления Гродненского государственного университета им. Я.Купалы, Гродно, Беларусь

Бадыев Мырат Атамырадович

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Магистрант факультета экономики и управления Гродненского государственного университета им. Я.Купалы, Гродно, Беларусь

Научный руководитель – Ли Чон Ку, кандидат экономических наук, доцент

Центрально-азиатская энергетическая система (ЦАЭС) была спроектирована и построена в советский период, когда политические границы и проблема суверенитета не рассматривались в качестве препятствия для обеспечения параллельной работы национальных энергетических секторов. Этот централизованный подход к поставкам электроэнергии означал, что энергетическая система была организована без учета границ, которые сейчас разделяют государства этого региона. Механизм совместного использования ресурсов обеспечил стабильное и надежное энергоснабжение для удовлетворения потребностей населения и экономики. Механизм был довольно прост: Кыргызстан и Таджикистан, расположенные выше по течению основной водной артерии региона – реки Амударья, обеспечивали водные потребности Казахстана, Туркменистана и Узбекистана, которые в свою очередь, располагаясь в низовьях реки, гарантировали энергоснабжение стран верховья [1]. Однако созданная система характеризовалась высоким уровнем взаимозависимости, что стало чувствительным вопросом после распада Советского Союза. За последние два десятилетия ЦАЭС претерпела структурные преобразования, вынудившие региональных лидеров проводить политику дезинтеграции, которая предусматривает независимость национальных энергетических секторов. Процесс дезинтеграции ЦАЭС оказывает негативное влияние на уровень энергетической безопасности в Центральной Азии и, следовательно, требует неотложного внимания к данному вопросу. Однако, в силу финансовых и технологических ограничений, а также меняющемуся политическому ландшафту страны Центральной Азии иногда не способны или часто не желают решать проблемы энергетической безопасности посредством регионального сотрудничества. Признавая важность такого сотрудничества, было создано несколько механизмов управления на региональном уровне для расширения возможностей взаимодействия. Правительствам, а также международным институтам, неправительственным организациям и частному сектору рекомендуется использовать свои ресурсы для решения проблем энергетической безопасности в регионе с помощью ряда многосторонних программ в энергетическом секторе. Однако тот факт, что ЦАЭС находится в процессе дезинтеграции, означает, что этих программ недостаточно для содействия энергетической торговле и повышения уровня энергетической безопасности в Центральной Азии. Целью данной работы является анализ региональных программ и инициатив, в частности, инициатив Центрально-азиатского регионального сотрудничества (ЦАРЭС), направленных на повышение уровня энергетической безопасности и содействие развитию энергетической экономики стран Центральной Азии.

Существующее сотрудничество между государственными субъектами энергетического сектора и международными организациями с целью реализации крупномасштабных проектов в области добычи и транспортировки нефти, природного газа и гидроэнергетики направлено на повышение безопасности ЦАЭС. В настоящее время существует ряд многосторонних институтов, которые продвигают инициативы и реализуют проекты в энергетическом секторе Центральной Азии, например, Европейский банк реконструкции и развития, Международный валютный фонд, Программа развития ООН, Исламский банк развития и т. д. Однако, наиболее активными институтами в исследуемой области выступают Азиатский банк развития в рамках ЦАРЭС и Всемирный банк в рамках Программы развития энергетических и водных ресурсов Центральной Азии, а также проекта передачи и торговли электроэнергией Центральная Азия – Южная Азия (CASA-1000), проекта регионального Рогунского водохранилища и гидроэнергетической станции в Таджикистане (таблица 1). Помимо этих программ, важную роль также играют такие межправительственные организации, как Шанхайская организация сотрудничества, Содружество Независимых Государств и Евразийский экономический союз, которые могут предоставить механизм регуляции регионального сотрудничества в энергетической сфере [2].

Таблица 1. Распределение инвестиций по финансирующим организациям в рамках проектов ЦАРЭС (по состоянию на сентябрь 2018 г.)

Финансирующая организация

Сумма инвестиций, млн.долл США

Доля от общей суммы инвестиций, %

Азиатский банк развития

11899

36

Правительственные инвестиции

7579

23

Всемирный банк

7435

23

Исламский банк развития

1714

5

Европейский банк реконструкции и развития

1628

5

Другие организации

2666

8

Итого

32921

100

Источник: [3]

Как видно из данных таблицы, среди международных финансовых организаций в реализацию инициатив ЦАРЕС наиболее активно инвестируют Азиатский банк развития и Всемирный банк. Предполагается, что эти программы и межправительственные платформы объединят государства региона и многосторонние институты с целью накопления ресурсов и координации действий в ответ на угрозы энергетической безопасности. Однако на вышеупомянутых платформах отсутствует эффективный механизм обеспечения выполнения условий соглашений и реализации региональных энергетических проектов. Ни один из существующих механизмов не предназначен для повышения энергетической безопасности путем содействия региональному сотрудничеству. Несмотря на то, что в названии некоторых программ делается акцент на Центральную Азию, данная ситуация в основном отражает географический охват, в рамках которого реализуются различные проекты в энергетическом секторе [1]. И на данном этапе проекты, разрабатываемые для расширения межправительственного сотрудничества государств Центральной Азии или решения проблем регионального уровня, остаются на этапе разработке или имеют рекомендательный характер.

С точки зрения практически реализованных проектов в энергетическом секторе из всех вышеперечисленных региональных инициатив самой крупной и наиболее эффективной является Центрально-азиатское региональное экономическое сотрудничество (ЦАРЭС). Изначально в момент создания в 1997 г. проект охватывал такие страны, как Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Китай. С течением времени состав участников расширился: в 1998 г. к программе присоединяется Таджикистан, в 2002 г. – Монголия, в 2003 г. – Азербайджан, в 2005 г. – Афганистан, в 2010 г. – Туркменистан и Пакистан, в 2016 г. – Грузия [4]. В настоящее время ЦАРЭС охватывает 11 вышеперечисленных стран и поддерживается 6 многосторонними институтами (Азиатский банк развития (АБР), Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Международный валютный фонд (МВФ), Исламский банк развития (ИБР), Программа развития ООН, Всемирный банк).

Инициатива «ЦАРЭС-2020 – хорошие соседи, хорошие партнеры и хорошие перспективы» (ЦАРЭС) гармонично отражает идею о том, что региональное сотрудничество в энергетическом секторе способствует надежным, безопасным и стабильным поставкам энергии, что, в свою очередь, способствует экономическому росту и устойчивому развитию в целом. В своем исследовании 2012 г., посвященном ЦАРЭС, консалтинговая компания Fichtner также утверждает, что среди преимуществ регионального экономического сотрудничества можно назвать «оптимизацию функционирования существующих ГЭС и ТЭЦ», а также «сокращение инвестиционных затрат на оборудование нового поколения» [5].

С момента основания ЦАРЭС разработал концептуально эффективный механизм для продвижения региональной торговли и повышения уровня энергетической безопасности. Однако, согласно проведенному анализу данных, реализация энергетических проекты на региональном уровне в значительной степени ограничивалась оказанием технической помощи. В этом контексте Центральная Азия в настоящее время воспринимается прежде всего в качестве географической территории, состоящая из отдельных единиц, в рамках которых реализуются локальные и национальные энергетические проекты, но в то же время привлекательная для иностранных инвесторов с точки зрения реализации крупных региональных проектов. Текущее положение инвестиций в различные секторы экономики отражается в таблице 2.

Таблица 2. Инвестиционная деятельность ЦАРЭС по секторам (по состоянию на сентябрь, 2018 г.)

Сектор

Сумма инвестиций,

млн. долл. США

Доля от общей суммы инвестиций, %

Транспорт

25253

77

Энергетика

7087

21

Торговля

580

2

Итого

32920

100

Источник: [3]

Приведенные в таблице данные отчетливо отображают приоритетность инвестиций в рамках инициатив ЦАРЭС в развитие транспортного потенциала региона, а энергетический сектор напрямую связан с расширением транспортных сетей. Общая потребность в инвестициях в энергетический сектор в странах-членах ЦАРЭС в период с 2017 по 2023 гг. оценивается в 118 млрд долл. США (ориентировочная сумма не включает энергетические проекты Китайской Народной Республики, связанные со странами центрально-азиатского региона) [6].

Отличие ЦАРЭС от большинства региональных инициатив в Центральной Азии заключается в том, что, во-первых, данный проект дает практические результаты, а во-вторых, он строится на взаимовыгодном сотрудничестве на основе следующих принципов:

а) усиление чувства собственности страны;

б) прагматизм и ориентация на результат;

в) принцип 2 + Х для развития партнерства.

Особого внимания заслуживает принцип «2 + Х», позволяющий двум или более странам в качестве подгруппы стран ЦАРЭС инициировать и реализовывать региональные пилотные проекты, согласованные всеми членами. Именно этот принцип способствует расширению регионального сотрудничества в рамках ЦАРЭС.

Несмотря на тот факт, что концептуально ЦАРЭС разработал всеобъемлющую структуру продвижения проектов, направленных на повышение энергетической безопасности и основанного на энергетике экономического роста через региональное сотрудничество, число инициатив регионального уровня в энергетическом секторе невелико. Анализ проектов, инициированных в рамках ЦАРЭС, показывает, что из 118 энергетических проектов за последние два десятилетия только 4 являются региональными и еще 3 задействовали несколько государствах Центральной Азии, практически все эти проекты реализуются в форме технической помощи. В общем, 71 из 118 энергетических проектов ЦАРЭС имеют форму технической помощи [7].

Среди экономически обоснованных инициатив ЦАРЭС выделяются проекты, требующие внутренних инвестиций в сфере энергоэффективности и альтернативной энергетики, и проекты, которые могут быть реализованы посредством трансграничных инвестиционных мер (трансграничная передача энергии, облегчение доступа/транзита на энергетический рынок для третьих стран, производство энергии на экспорт, интеграция энергетических рынков и т. д.). Совсем недавно существовала напряженность в отношениях между странами Центральной Азии в связи с реализацией некоторых крупных энергетических проектов и под воздействием других политических факторов, которая привела к проведению независимой энергетической политики каждого государства. В результате энергетическая политика стран Центральной Азии отдает приоритет инициативам в области развития энергетики на локальном и национальном уровнях, т.е. ограничителями энергетического партнерства выступают стремление каждой из стран к независимости в энергетической сфере, попытка не допустить роста зависимости от импортируемых энергоресурсов. Интересно отметить, что страны региона неоднократно подтверждали преимущества регионального энергетического сотрудничества, например, в Соглашении о параллельной работе энергетических систем государств Центральной Азии от 17 июня 1999 г., заключенном между правительствами Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана, открыто признается, что «укрепление дружественных отношений, добрососедства, сотрудничества и взаимопомощи между Сторонами отвечает коренным интересам народов Центральной Азии», и считается «важным создание благоприятных условий для развития рыночных отношений между хозяйствующими субъектами и формирование единого рынка электроэнергии в перспективе».

Другой проблемой является нехватка необходимой инфраструктуры (трубопроводы, линии электропередач, железнодорожные линии, грузовые терминалы и пр.). Кроме того, существует проблема ценовой политики: нехватка средств для импорта электроэнергии, отсутствие согласованных цен на энергоресурсы. Поскольку ЦАРЭС обычно отвечает на просьбы правительств о помощи в реализации энергетических проектов, которые обычно носят локальный характер, неудивительно, что небольшие проекты составляют абсолютное большинство инициатив ЦАРЭС. В рамках ЦАРЭС разрабатываются совместные энергетические проекты. В качестве приоритетного проекта правительства стран Центральной Азии и АБР рассматривают модернизацию электроэнергетической системы в регионе, а также возможности потенциального проектом по реконструкции газопровода из Туркменистана и Узбекистана через Кыргызстан в Казахстан (Алматы) [2]. Этот проект важен в контексте экспорта газа из Центральной Азии в Восточную Азию, и недавние изменения в политическом ландшафте региона дают надежду на продвижение в практической реализации таких крупномасштабных проектов.

Еще одно препятствие для реализации энергетических инициатив регионального уровня, заключается в том, что ЦАРЭС отдает приоритет сотрудничеству с внешними потребителями, которые конкурируют за энергетические ресурсы Центральной Азии. Предполагается, что интеграция энергетических рынков решит проблему неравномерного распределения энергоресурсов между странами ЦАРЭС и решит некоторые проблемы в энергетическом секторе путем оптимизации существующих энергетических взаимоотношений. Расширение регионального сотрудничества и торговля энергоресурсами возможны по двум основным причинам: во-первых, с точки зрения удобного геополитического положения региона, производители углеводородов в Центральной Азии окружены странами, имеющими потребность в энергетических ресурсах по причине стремительного роста энергоемкой экономики (Китай, Турция, европейские страны), унаследованной от Советского Союза энергетической инфраструктуры и взаимозависимых энергетических секторов (Россия) или нехватки энергетических ресурсов для удовлетворения основных энергетических потребностей населения и экономики (страны Южной Азии); во-вторых, с точки зрения наличия большого гидроэнергетического потенциала Кыргызстана и Таджикистана, существуют возможности использования альтернативных источников энергии и увеличения их доли энергии в общем энергетическом балансе во всех государствах-членах ЦАРЭС [1].

Таким образом, ЦАРЭС выступает в качестве механизма регионального сотрудничества стран Центральной Азии, который разрабатывает концептуальные основы для решения проблем энергетической безопасности региона, сотрудничества в энергетическом секторе и экономического роста на основе энергетических ресурсов. Однако реализация энергетических проектов на региональном уровне является довольно сложной задачей. Институциональная структура ЦАРЭС разработала план действий по продвижению и укреплению регионального сотрудничества в энергетическом секторе. Но из-за ряда разногласий между правительствами стран Центральной Азии и деятельности ЦАРЭС в основном для реализации локальных и национальных энергетических проектов, реализация инициатив регионального уровня в энергетическом секторе оказалась проблематичной. В свете последних событий на политической арене Центральной Азии предполагается начало нового этапа регионального сотрудничества в рамках ЦАРЭС и других программ с целью укрепления энергетической безопасности.

Список использованных источников:

  1. F.Aminjonov. Central Asian Regional Energy Initiatives: Challenges and Opportunities // Economics and Politics of Energy in Central Asia and Caucasus. Editors N.Simsek, H.A.Simsek: Khoca Ahmet Yassawi International Kazakh-Turkish University Eurasian Research Institute. Almaty, 2016. P. 41-45.
  2. Подосинников Е., Лапидус В. Программа ЦАРЭС – интеграционный проект на постсоветском пространстве. Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. 2013. № 1 (25). С.1-7.
  3. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.carecprogram.org/?page_id=13630. Дата доступа: 23.03.2019.
  4. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.carecprogram.org/?page_id=3. Дата доступа: 23.03.2019.
  5. Fichtner GmbH & Co. KG, Central Asia Regional Economic Cooperation: Power Sector Regional Master Plan (Technical Assistance Consultant’s Report for the Asian Development Bank, October 2012), [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.adb.org/projects/documents/central-asia-regional-economiccooperation-power-sector-regional-master-plan-tacr Дата доступа: 23.03.2019.
  6. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.carecprogram.org/?event=carec-energy-investment-forum-oct-2016. Дата доступа: 23.03.2019.
  7. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.carecprogram.org/?page_id=1726&paged=1&project_status[]=completed&project_status[]=ongoing&sector[]=energy&project_type[]=technical-assistance. Дата доступа: 23.03.2019.

Партнеры G Global