Международный секретариат G-Global г.Астана, ул.Темирказык, 65, офис 116 тел.: 7(7172) 278903

1e8fad09ad7c63e81a6d830b784

Эксперты о курсе тенге, росте ВВП и уровне доходов

Хулио Ревилла, ведущий экономист регионального офиса Всемирного банка в Центральной Азии, с общей оценкой ситуации:

– Казахстан нуждается в масштабных реформах, которые будут нацелены на укрепление частного сектора, поскольку замедление роста производительности может привести к диверсификации, повышению конкурентоспособности и общему экономическому росту. Без существенного роста производительности, диверсификации экономики и поддержки частного сектора инвестиции должны повыситься до недосягаемых значений, более 50% ВВП, чтобы достичь хотя бы 2,5% годового роста через 15 лет.

И даже в этом случае их будет недостаточно, чтобы достичь долгосрочной цели роста по вхождению в 30 наиболее развитых стран мира в 2050 году. Фактически реальная экономика не соответствуют уровню доходов и возможностям страны, несмотря на то, что все правила и положения есть. Казахстан, несмотря на вступление в ВТО, пока что не воспользовался преимуществами и возможностями для диверсификации своей экспортной корзины.

Все регионы должны адаптироваться к тому, что называется экономикой знаний, и, наконец, необходимо разрешить рынку работать в разных экономиках и использовать технологии, чтобы предприятия и компании могли работать самостоятельно независимо от мер, предпринимаемых правительством. Сильное присутствие компаний с участием государства приводит к неэффективному ценообразованию и прочим рыночным искажениям, которые подавляют развитие отечественного частного сектора. Чтобы сократить роль государства, нужно лишить преференций компании, которые находятся в его собственности, и устранить деформацию рыночных механизмов.

 

Вячеслав Додонов, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК, о перспективах экономики в 2019 году:

– 2018 год я в целом оцениваю как удачный: удалось достичь роста ВВП в 4%, что довольно хороший показатель, учитывая, что стартовые показатели были неблагоприятными, – вы видели, как падали цены на нефть с начала года, усугублялся банковский кризис. Поэтому на выходе имеем более-менее неплохую картину.

Если говорить о значимых событиях года, то здесь можно выделить запуск МФЦА, IPO «Казатомпрома», возвращение Казахстана на рынок еврооблигаций. Если говорить о перспективах на 2019 год, то они мрачные.

Вероятно, мы наблюдаем начало нового цикла мирового кризиса: мы видим, как падают цены на нефть в декабре. Следующий год, скорее всего, пройдет под знаком еще большего падения нефтяных котировок в район $50-55 за баррель, что будет на 20-25% ниже нынешних показателей.

Ожидается ухудшение платежного баланса, падение темпов роста в промышленности, рост ВВП, по моим оценкам, может сложиться в районе 0-1%. Повлияет промышленный фактор, отрасль дает 28-29% ВВП, здесь наметился серьезный спад, который в 2019 году усугубится.

В прошлые годы в период кризиса экономику поддерживали серьезные вливания из Нацфонда и большие антикризисные инфраструктурные программы. На 2019 год в бюджете не заложены сверхтрансферты из бюджета, эффект реализации госпрограмм будет также менее значителен. Если говорить о курсе тенге, то, по моим оценкам, падение стоимости нацвалюты неизбежно в пределах 30%, то есть 450 тенге за доллар.

 

Мурат Темирханов, исполняющий обязанности АО «Halyk Finance», о ситуации в финансовом секторе:

– 2018 год в основном ознаменовался проводимым банками списанием проблемных долгов. На фоне данного списания и выкупа кредитов «Цеснабанка» общий ссудный портфель банковского сектора демонстрирует небольшой прирост на 2,2% (без учета банков, лишенных лицензии).

При этом наблюдается тенденция быстрого роста розничного кредитования (+14% с начала года) по большей части в сегменте необеспеченного потребительского кредитования (+11% с начала года).

Однако наиболее странным моментом в развитии банковского сектора выглядит то, что при достаточно хорошем росте экономики общий объем депозитов в банковской системе без учета выбывших банков демонстрирует довольно слабый прирост (+3,9% без учета банков, лишенных лицензии).

В целом улучшение количественных макроэкономических показателей оказывает весьма слабое воздействие на результаты банковского сектора, что свидетельствует о низкой степени вовлеченности банковского сектора в экономику (совокупный ссудный портфель банков – 23% от ВВП, совокупный депозитный портфель банков – 29% от ВВП).

Касательно качества активов. Если судить по показателю NPL90+, то качество ссудного портфеля в системе за 2018 год улучшилось на 1 пп до 8,2% от ссудного портфеля.

Однако, как показывает действительность, отражаемый в отчетах Нацбанка РК уровень NPL90+ практически никогда не отражает реального состояния ссудного портфеля банка.

Примером этому могут служить: «Цеснабанк» – до выкупа проблемных кредитов уровень NPL90+ не превышал 4%, до официального объявления о проблемах в «Банке Астаны» NPL90+ составлял 6,6%, в Qazaq Bank – 4,4%, в «Эксимбанке» – 3,6%. Учитывая данные прецеденты, делать выводы о состоянии на основе показателя NPL90+ весьма проблематично.

В своем анализе основных банков Казахстана для оценки реального состояния качества активов мы используем показатель несобранных процентных расходов. Мы отмечает улучшение данного показателя у большинства банков, получивших государственную поддержку, что косвенно указывает на улучшение состояния их ссудных портфелей.

Согласно нашим прогнозам на 2019 год, розничное кредитование, как и в целом упор на обслуживание населения (карточные продукты, онлайн-банкинг), продолжит выступать основным драйвером развития банковской системы Казахстана.

Рост корпоративного кредитования будет зависеть от улучшения внутренней среды для ведения бизнеса и сокращения участия государства в экономике.

Мы также ожидаем, что продолжение роста экономики будет в большей степени, чем в 2018 году, отражаться на приросте депозитов как населения, так и корпоративного сектора.

Существенных негативных событий, которые могут привести к вливанию дополнительных средств на оздоровление банков в 2019 году, не стоит ожидать, так как основные системные угрозы в большинстве были устранены.

Однако мы не исключаем, что при стрессовом сценарии, учитывающем резкое изъятие большого объема вкладов, ухудшение качества новых кредитов и ранее реструктуризированных проблемных долгов в ряде банков, возможна ситуация, когда Национальный банк может оказать экстренную помощь как кредитор последней инстанции.

 

Олжас Тулеуов, заместитель директора Центра исследований прикладной экономики, о проблемах с ростом ВВП в 2019 году:

Не секрет, что темпы роста реального ВВП в Казахстане в значительной степени коррелированы с объемами добычи нефти и ее стоимостью. При этом в настоящее время цены на нефть демонстрируют волатильность и существенную негативную динамику.

Если в 2019 году нефтяные котировки не покажут восстановления с наблюдаемых сейчас $50 до средних уровней этого года, равных $70 за баррель Brent, то это, очевидно, приведет к замедлению темпов экономического роста в Казахстане.

Также снижение прироста реального ВВП в 2019 году будет наблюдаться и на фоне замедления роста добычи нефти. Так, уже за 11 месяцев 2018 года было добыто 82,3 млн тонн сырой нефти и газового конденсата, а это дает основания полагать, что по итогам года показатель составит около 90 млн тонн, что на 4,4% больше значений за 2017 год.

По последним прогнозам ОПЕК, суммарный объем производства углеводородного сырья в Казахстане в 2019 году составит 1,9 млн баррелей в сутки, или около 90 млн тонн. То есть увеличение добычи нефти в новом году не предполагается, а значит и экономический рост в стране будет ограниченным.

Главные риски замедления роста реального ВВП я вижу в снижении уровня доходов населения и бизнеса, а также в дальнейшем ужесточении имеющегося сейчас госкапитализма.

Как показывает ретроспективный анализ истории нашей независимой страны, правительство в условиях снижения темпов экономического роста активно стимулирует экономическую активность, еще больше подсаживая на иглу государственных инвестиций и субсидий реальный сектор. В результате доля государственного и квазигосударственного секторов в экономике начинает расширяться.

Источник: https://kapital.kz

Партнеры G Global

  • 001.jpg
  • 002.png
  • 003.png
  • 004.jpg
  • 005.jpg
  • 006.jpg
  • 007.jpg
  • 009.png
  • 651995c4b029cb9668e2ac4e379463ba.jpg
  • id1353.jpg
  • IOFS_logo.png
  • kaznu.png
  • logo-gglobal.png
  • the-brettonwoods-committee.png
  • Без названия.jpg