Международный секретариат G-Global г.Нур-Султан, ул.Темирказык, 65, офис 116 тел.: 7(7172) 278903

Ю.О. Ничкасова, докторант кафедры финансов

Евразийский национальный университет им. Л.Н. Гумилева, г. Нур-Султан.

Аннотация. Статья посвящена анализу влияния цифровых технологий на стратегию развития банковского сектора. Рассмотрены основные результаты адаптации операционной модели банков к цифровым и финансовым технологиям. Выявлены и проанализированы новейшие глобальные тенденции и технологии трансформации рынка банковских услуг в эпоху аналитики, приводящие к усилению конкуренции банков как внутри банковской отрасли, так и с новыми игроками рынка, демократизирующими монополию банков на право предоставления финансовых услуг.

 Ключевые слова: финансовые технологии, neo-банки, дигитализация, коммодитизация, искусственный интеллект, эра аналитики, block-chain технология, трансформация.

Опубликовано:Сборник материалов международного круглого стола “Финансовые инновации в цифровой экономике”. Москва, РУДН, 14 апреля 2018 г..337 с. ISBN 978-5209-08786-1, с.72-84 (на английском языке)

Банковская сфера переживает глобальную рецессию, количество банков и финансовых компаний решительно сокращается. Данная тенденция достаточно уверенно просматривается как глобальный, так и национальный тренд. Процесс консолидации банков и их активов идёт быстрыми темпами. В частности, за период с 1985 по 2015 годы количество банковских и кредитных союзов сократилось с 18 000 до 6 000 или в 3 раза [2]. При этом по оценке экспертов, эта тенденция в ближайшее время приведёт к потере ещё 50% банков, а также сокращению числа их отделений и филиалов.

Сегодня банки, являясь ядром мировой финансовой системы, защищаются от кредитных, валютных рисков и рисков ликвидности, снижения доходности, рентабельности и эффективности. Регуляторы ужесточают требования к капиталу и резервам, чтобы обеспечить устойчивость банковских институтов. Мы наблюдаем, как национальные правительства принимают решения об очищении банковских активов от просроченных (токсичных) займов, чтобы улучшить процесс кредитования банками потребностей экономики. В свою очередь банки испытывают растущее давление от постоянно изменяющейся внешней среды – глобальной конкуренции, возрастающих требований поставщиков и потребителей банковских продуктов [1].

Таким образом, банки находятся в переломной точке, которая должна привести к трансформации их бизнес-модели. По мнению экспертов [9], завершён четвёртый этап в развитии банковского сектора – «Цифровая эпоха» (1989-2016).

Цифровая революция (дигитилизация) оказала существенное влияние на банковскую сферу. За это время финансовые учреждения начали предлагать онлайн и мобильные версии стандартного банковского опыта. Владельцы счетов научились взаимодействовать с банками и их услугами через «один клик». Доля услуг, оказываемых через мобильный банкинг, на рынке банковских услуг за период 2010 – 2015 годы выросла с 4 до 32% или на 28 процентных пункта [4].

Венцом цифровой эпохи стали модернизированные NEO банки (challenger banks, online banks, direct banks), работающие с клиентом дистанционно без офисов. Наряду с «сlicks and bricks banking», когда банк совмещает продажу услуг через офисы и использует мощный ресурс интернета, появились «clicks and clicks banking» - банки оперирующие только через интернет.

NEO банки имеют в своём активе как традиционные услуги: счета и операции по ним, кредиты, управление капиталом, инвестиции, депозиты, так и новые: P2P-кредитование, краудфандинговые платформы, финансовые роботы-консультанты и криптовалюты [3]. Это банки, развивающие новые технологии, использующие принципиально другую культуру идентификации и аутентификации, нацеленные на требовательных и активных клиентов.

Крупные глобальные банки экспериментируют с данным форматом уже более 10 лет. По версии журнала Global Finance лучшим цифровым банком 2016 года назван Citi. Созданы и работают BankDirect от ASB Bank и Hello bank от BNP Paribas. На евразийском пространстве также имеются подобные опыты – Рокетбанк, Touch Bank от банка Открытие в России, Altyn-i от Народного банка в Казахстане, INSYNK.BY от Альфабанка в Беларуси. Примерами NEO-банков без материнской банковской компании являются Atom Bank (Великобритания), Number26 (Германия), Nemea (Мальта).

Новые игроки финансового рынка: технологические сервисы – гиганты: Google, Amazon предоставляют поставщикам финансирование на основе активов, Apple Pay, Square, PayPal - новые платформы для осуществления удобных платежей; новые компании, использующие технологии: Mint, Fidor Bank, Moven оказывают персональный финансовый менеджмент; Prosper, Zora работают в сфере предоставления займов; крупные мобильные операторы также в тренде оказания финансовых услуг.

Новые продукты: Сrowdfunding – финансирование новых проектов путём привлечения средств физических лиц через интернет, Bergqvist - облачные инструменты для мониторинга банковских счетов в режиме реального времени, Ripple–первая в мире распределённая глобальная валютная биржа.

Данные примеры являются вершиной айсберга процесса дигитализации, однако, глубокие и глобальные процессы трансформации происходят внутри операционной модели банковского бизнеса. Обозначим некоторые из них:

Дезинтеграция как разделение на части целостной структуры, ослабление связей в единой системе позволяет банку сделать структуру его бизнес-процессов и в целом его бизнес-модель более гибкой, быстро меняющейся и подстраивающейся под нужды клиента.

Децентрализация как процесс перераспределения власти, функций управления посредством использования «Agile» – современных практик управления быстроменяющимися процессами и API (Application Programming Interface) в виде набора готовых процедур и функций используются для быстрого перестроения бизнес-процессов.

Коммодитизация как процесс перехода продукта из марочной категории в категорию рядовых продуктов, что очень хорошо заметно на примере премиальных банковских пластиковых карт, которые не только развиваются (Gold - Platinum – Infinity – World Signia), но и становятся все более доступными для большего числа клиентов.

Мощной движущей силой данных процессов являются fintech инновации - технологические проекты в области финансовых сервисов. Из довольно узкого банковского термина, обозначающего развитие инновационных технологий в банках, за последние годы этот термин вырос до широкого понятия, которое включает в себя все инновационные финансовые решения вообще.

В соответствии с ежеквартальным отчётом KPMG “The Pulse of Fintech” размер венчурного капитала, направленного на развитие финансовых технологий в 2015 году составил 13,8 млрд. долларов. Однако с 4 квартала 2015 года имеет место падение темпов роста привлечения венчурного капитала в финансовые технологии до 64% к уровню 2014 года, а в 3 квартале 2016 года потери составили ещё 17%, до 2,4 млрд. долларов [8].

Данная тенденция свидетельствует о том, что первое наступление финансовых компаний, держателей новых технологий, на банки превратилось из соревнования в сотрудничество. Причиной этого является устойчивость банковских институтов, имеющих богатый опыт преодоления кризисов, депрессий воин и других глобальных потрясений и трансформаций, включая появление интернета. Переход от «disruption» к «collaboration» предполагает переход от разрушения банковского бизнеса компаниями, обладающими финансовыми технологиями к сотрудничеству с ними.

Обладание технологиями является ключевым преимуществом, которое не может быть проигнорировано. Однако, появление интернета, мобильной связи, мобильного интернета, смартфонов и мобильных приложений позволило изменить каналы взаимодействия банка с клиентом, но не ядро банковского бизнеса. Сегодня банк уже не является монополистом, единственным посредником, банк становится одним из узлов в цепочке поставок.

С ростом коммодитизации банковских услуг банкам сегодня необходимо выйти за рамки традиционных целей, таких как удовлетворение базовых потребностей клиентов. Банки должны сосредоточить свою энергию на завоевании поддержки клиентов, на лучших консультационных услугах для принятия клиентами наиболее правильных бизнес решений.

Банки уже на пороге новых вызовов современности и новых технологий, принципиально меняющих модель банка. В 2016 году банковская отрасль вступила эпоху аналитики «Analitics Age», пятую по счету [9]. Внедрение технологий происходит как революционным, так и эволюционным путём.

Основная идея эволюционной трансформации бизнес-модели банка в эпоху аналитики состоит в способности собирать большое количество необработанных данных, включая внутренние и внешние данные; находить простой способ их очистки, просмотра и анализа; использовать очищенные данные для создания наиболее полного представления о каждом пользователе системы. Цель проведения этой работы заключается в создании услуг, которые наиболее полно отвечают потребностям большинства клиентов и предложении персонализированных рекомендаций, основанных на определённых предпочтениях пользователя. Ключ к успеху будет полностью зависеть от того, смогут ли банки использовать данные для обеспечения лучшего сервиса.

Больше данных приводит к большей персонализации, что должно привести к получению ещё большего количества данных и ещё большей персонализации. Это одна из причин, почему рыночная капитализация пяти ведущих цифровых компаний - Netflix, Amazon, Google, Apple и Facebook - вдвое больше, чем у пяти ведущих банков. Можем предположить, что компании, которые управляют данными, будут править и будущим рынком. Фактически данные являются новым золотом, новой валютой, а новая эпоха – эпохой «золотой лихорадки» данных.

Банки уже имеют доступ к огромным объёмам данных – от персональных до истории транзакций, остатков на счетах, видах покупок, карт, счетов и учётных записей. Аналитика может сыграть решающую роль в достижении успеха в банковской сфере, но только если решение приведёт к лучшей защите интересов конечных пользователей. Используя данные, задача банка не только понять что нужно клиенту, но и синтезировать, почему клиенты действуют определённым способом и предложить им лучшее решение, понимая весь бизнес-процесс.

Революционный путь в эпоху аналитики проходит через отрицание отрицания и создание принципиально новых продуктов, разрушающих ядро банковского бизнеса. Чтобы помочь банковским транзакциям стать более ориентированными на бизнес, Artificial Intelligence (AI) – искусственный интеллект все больше сочетается с аналитикой. По мнению Парха Десаи, генерального директора компании Pelican, специализирующейся на искусственном интеллекте в платежах, огромное и бесценное количество банков данных, обладающих поведением и предпочтениями клиентов, могут быть использованы с помощью технологий AI [6]. Это позволяет получить уникальные идеи и создать новые, более релевантные продукты и услуги, даёт возможность продавать и перепродавать на основе поведения пользователей, ведёт к эффективности, сокращению ненужного ручного вмешательства и сокращению связанных с этим затрат, задержек и рисков, это делает организацию масштабируемой и подготавливает её к быстрому росту.

При сохранении постоянно эволюционирующего банковского бизнеса, для оперативного внедрения инноваций и экспериментов создаются сателлиты – инновационные банковские лаборатории, цель которых интеграция инновационных решений в банк. Citi, Deutsche Bank и Misys недавно открыли сторонние порталы, чтобы внешние разработчики могли создавать и тестировать новые финансовые приложения.

Маркетинговая стратегия «The front-end customer strategy», ориентированная на конечного покупателя позволяет узнать о реальном рыночном потенциале, потребностях реальных клиентов и реальных пробелах в продуктах. Сосредоточенное понимание поведения конечного пользователя помогает ориентироваться на правильные рынки, понимать специфические для сегмента потребности и разрабатывать продукты, которые конечные пользователи ценят больше всего [7].

Облачный сервис стал отличным инструментом для небольших банков, помогая им быстро доставлять подключённые корпоративные банковские платформы. Например, Misys работал в Commonwealth Bank of Australia, чтобы помочь среднему банку выйти на глобальные рынки. «Облако» становится самым быстрым способом завоевать долю рынка.

Block chain technology in finance позволили создать DAO «the Decentralized Autonomous Organization» - децентрализованную автономную организацию. Первой такой компанией является Digix, созданная на основе блокчейнов и предназначенная для торговли квитанциями с золотыми слитками P2P.

Новым этапом развития DAO является Ethereum, основанная на блочной цепочке и интеллектуальных контрактах. Цепочка представляет собой общий децентрализованный цифровой журнал, который криптологически герметизирует и сохраняет постоянную запись всех происходящих на ней транзакций [5]. Ожидается, что организации на основе блокчейнов должны стать более эффективными, рентабельными и конкурентоспособными по сравнению с традиционными компаниями на рынке за счёт исключения затрат, связанных с обеспечением внешним сообществом (правовой системой) процедур исполнения договорных обязательств. Высокий уровень участников проекта в составе: JP Morgan Chase, Cisco Systems, Bank of New York, Microsoft, Red Hat, CME Group и Banco Santander, объявивших о создании альянса Enterprise Ethereum Alliance (EEA), свидетельствует о перспективности данного направления.

Более того, Ethereum уже сейчас является реальностью, собрав более 41 миллиона долларов, став вторым самым успешным проектом crowdfunding. Текущее предложение по финансированию это симбиоз интернета вещей (IoT) с блокчейном: slock.it. Проект, созданный в Германии, демонстрирует реальные физические выгоды от технологии блокчейн, позволяя сдавать в аренду, продавать или делиться напрямую по децентрализованному и безопасному способу P2P.

DAO предназначен для демократизации и распределения права собственности на организацию между её владельцами и действует посредством самоуправляемости:

- на него не могут влиять внешние силы, такие как политика, правительство или корпоративное лобби;

- программное обеспечение работает в облаке, поэтому оно существует одновременно нигде и везде и, следовательно, обходит юрисдикцию;

- «умные контракты» неизгладимо врезаются в блок-цепочку Эфириума;

- идентичность формируется на основе консенсуса;

- полномочия определяются посредством добровольного одобрения и сетевых эффектов.

Итак, в результате рассмотренных тенденций мы наблюдаем не просто нарастающую угрозу, а реальные факты появления продуктов – заменителей, появление новых игроков, усиление рыночной власти поставщиков ресурсов для банков в лице fintech компаний, высокая ценность человеческого капитала (талантов), усиление рыночной власти потребителей, которые требуют удобного банковского сервиса и расширение его возможностей, снижения затрат, увеличения скорости, возможности выбора между банками для решения своих задач.

Следовательно, возрастающий уровень конкуренции в отрасли стимулирует банки к изменениям внутренних систем и систем взаимодействия со всеми заинтересованными сторонами «steakholders» – клиентами, партнерами, собственниками, государством.

Изменения происходят как эволюционным, путём, при помощи финансовых технологий и инноваций, новых маркетинговых стратегий или искусственного интеллекта, анализа огромных массивов данных и проецирования будущего. Основная цель трансформаций эволюционным путём - выстроить новые отношения с пользователем сервиса. Банки будут конкурировать за доступ к технологической платформе, обеспечивающей доступ к потребителю, к информации о нем. Банки будут заинтересованы в консолидации баз данных с другими банками и государством, мобильными операторами. Финансовые технологии и доступ к массивам данных трансформируют банки глобальные конгломераты, выполняющие сугубо техническую функцию, причём совершенно незаметно для реальных потребителей.

Революционный путь свободы от монополии банков через новые сервисы на основе block chain и «умных контрактов» разрушит ядро банковского бизнеса, стирая границы между банками, странами и видами услуг. Банки потеряют позицию монополистов финансовых услуг, власть перейдёт к пользователям сервиса. В этом случае использование инновационных финансовых технологий приведёт к новой форме демократии на рынке финансовых услуг.

 

Литература.

  1. Семеко Г.В. 2014. 02. 019-020. Эволюция бизнес-модели: от универсального к цифровому банку. (сводный реферат) // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 2: экономика. Реферативный журнал. 2014. №2 С.81-88.
  2. Федеральная корпорация по страхованию вкладов США. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.fdic.gov - (дата обращения 15.03.2017).
  3. Что такое необанки и почему за ними будущее? [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://news.banks.eu/archives/2289 - (дата обращения 20.03.2017).
  4. Banking trends 2016. Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.slideshare.net/MXenabled/2016-banking-trends (дата обращения 10.03.2017).
  5. Investopedia. Why the DAO Ethereum is Revolutionary. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.investopedia.com (дата обращения 13.03.2017).
  6. Fortune magazine. It’s time to take AI seriously. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://fortune.com/2017/02/17/ai-artificial-intelligence-investment/(дата обращения 19.03.2017).
  1. 'Front-end Customer Strategy' Reinvents B2B. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://b2bmarketingworld.blogspot.com/2010/11/front-end-customer-strategy-reinvents.html (дата обращения 13.03.2017).
  2. Global Finance magazine. Banks and Fintech Finally Pull Together. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.gfmag.com/magazine/january-2017/banks-and-fintech-finally-pull-together (дата обращения 1.03.2017).
  3. The financial brand magasine. The 5th Age of Banking. [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://thefinancialbrand.com/57416/banking-analytics-personalization - (дата обращения 10.03.2017).

Партнеры G Global